Газета "Октябрь"

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
2018 год
27
мая
воскресенье

Общественно-политическая газета Тарусского района Калужской области. Газета основана в сентябре 1930 года.



Память

E-mail Печать PDF

Гранаты для Победы

Всё дальше от нас век двадцатый. С каждым годом всё меньше остаётся тех, благодаря подвигу которых наша страна была и остается крупнейшей мировой державой.

 

Ветераны. С оружием в руках они завоёвывали Победу, отстаивая право нашего народа на существование, его светлые мечты и благородные идеи. Но ни одна даже самая маленькая победа наших воинов не обошлась без помощи тех, кто работал в глубоком тылу, своим трудом приближал день, когда Знамя победы будет водружено над поверженным Рейхстагом.

Никто из них ещё не знал, что им придётся совершить подвиг, да и кто может предугадать своё будущее? Обычное предвоенное мирное время, когда многие из будущих героев занимались обычными делами - сидели за школьными партами, строили планы на будущую жизнь.

Именно такой была простая девчонка Аня – Анна Михайловна Шашкова. Она родилась на Алтае, в селе Новочумровка, в далёком 1923 году. Сейчас ей уже 94 года, и судьба распорядилась так, что она стала обитательницей Тарусского дома-интерната. Позади у неё – долгая жизнь, полная трудностей, поучительная история для молодых и маленькая частичка правды о тех героических годах.

«Вторая» мама

Предвоенные воспоминания Анны Михайловны не являются чем-то необычным. В большой семье, где было девять детей, она была вторым ребёнком. Необходимо было помогать  маме - растить братьев и сестёр, и  поэтому ей пришлось оставить школу после пятого класса став «второй мамой» в семье. Когда ей было восемь лет, семья перебралась в город Бийск, где они прожили до 1949 года. Именно с этим городом связан её подвиг как труженика тыла, но это будет позже, а пока – необходимо было жить, обустраиваться на новом месте.

Отец работал вулканизатором и трактористом, мама сидела с детьми, а сама Аня, как одна из самых старших в семье, помогала, как могла. По воспоминаниям Анны Михайловны, – несмотря на трудности, связанные с неурожаем в начале тридцатых, жили дружно. Жизнь была спокойной, только приходилось много трудиться: ходили на поле, собирали картошку, чтобы поддержать семьи. Так Анна с самого детства познала, что такое труд, научилась преодолевать трудности, бороться, добиваться своего счастья.

Работать она пошла в шестнадцать лет – комплектовщицей деталей тракторов, а позднее устроилась санитаркой в военный госпиталь при воинской части №310,  чтобы приблизиться к своей мечте – закончить обучение в школе  и пойти учиться на врача.

«Мы знали, что победим!»

Но этим её планам, как и мечтам миллионов советских людей не суждено было сбыться - началась война. Анна Михайловна вспоминает: «Я работала медсестрой в воинской части. И тут нас вызвали, сообщили страшную новость. Конечно, мы впали в какое-то оцепенение, немного не поняли. Мы и не предполагали тогда, через какие испытания придётся пройти нашей стране и всем нам, но уже твёрдо знали – мы всё равно победим!

Я – тогда ещё совсем молодая девушка, и такие же мои подруги стали готовиться к отправке на фронт. Мы собирались стать медсёстрами и знали, что свою пользу мы обязательно принесём. Конечно, было страшно, но было что-то большее чем страх – и мы это чувствовали.  Но в самый последний момент было принято решение оставить нас в тылу – в город Бийск эвакуировался завод №479 из Серпухова. Нам сказали: «Будет к нам эвакуирован завод. Вы нужны больше здесь».

Завод предназначался для изготовления гранат, и мы поняли, что наша линия фронта проходит теперь на новом предприятии, возведённом за очень короткий срок. Мы понимали, что каждая граната, которая проходила через наши руки – это ещё один маленький шажок к победе, и старались – как могли, в полную силу, с полной отдачей.

Меня направили в цех №35, в ОТК – проверять качество готовой продукции. Было очень страшно в самом начале – вдруг с гранатой что-нибудь произойдёт, но очень скоро я привыкла к новой работе».

С ночевкой у станка

Тем, кто смотрел отечественный сериал «Вечный зов», эта история может показаться чем-то похожей на сюжет, отображённый в фильме. Действительно -  место развития событий – Алтайский край, немного совпадают и в фильме, и в судьбе Анны Михайловны. Но не стоит этому удивляться – в те годы вся страна, как единая семья, работала в направлении только одной цели – победить. Люди работали с удвоенной энергией, с энтузиазмом и верой в торжество справедливости, которые и помогли им творить чудеса. Предприятия восстанавливали не по принуждению, и не за какую-то мзду, а добровольно,  ради великой цели.

Оставались ночевать возле станков – чтобы не пропустить ни минуты, чтобы выпустить один лишний снаряд, гранату. Люди знали: защищают своё, народное.

Одной из таких оказалась Анна Михайловна. В ОТК от её работы зависело многое – не могло,  и не должно было быть брака при изготовлении гранат! Каждое изделие – это спасённая жизнь советского солдата, это ещё один уничтоженный оккупант или подорванный фашистский танк.

 

Героизм и самоотверженность тружеников тыла нисколько не отличаются от героизма солдат, добывавших победу на передовой.  Рабочих рук не хватало, и место взрослых занимали дети, работая ничуть не хуже чем взрослые  - по 12-16 часов в сутки.

Как вспоминает Анна Михайловна: «На нашем заводе токарями работали 12-летние мальчишки. Многие из них были слишком малы, чтобы встать у станка, таким ставили ящик, с которого они учились работать, и очень часто даже шустрее некоторых взрослых. Помню одного из ребят – мы его звали «Сашка-маленький». Залезет, бывало, на свой ящик и говорит: «Ничего, ребятишки, скоро войне будет конец – вот тогда и отпразднуем этот день!» -  молодёжь очень гордилась, что им  удалось встать в один ряд со старшими».

«Поднажмите, девки!»

Как же смогли люди в то время устоять морально? «Конечно, было трудно, - комментирует Анна Михайловна. - Иногда на некоторых предприятиях происходили диверсии – диверсантов ловили, и участь их была незавидна, но наше производство подобное миновало. За всю войну на нашем заводе не произошло ни одной диверсии или, как сейчас говорят – теракта. Была ли строгость? Нет, никто нас не прижимал, никого не судили, и никуда не отсылали. Не было ничего навязываемого и никого ни к чему не принуждали. Например, такой случай – был у нас мастер с фамилией Холодов (возможно, что фамилия немного иная). Он был коммунист и активист, и на его ответственности был не один десяток рабочих. Сам он был из Серпухова – эвакуировался вместе с заводом. Он добился того, что наш цех вёл себя как одна семья - решали проблемы сообща. Самое главное в такое время было – доброе слово, и очень часто он соберёт нас, скажет что-нибудь душевное, да и добавит: «Поднажмите, девки, скоро всё закончится, вот тогда и заживём!» И мы поднажимали! Но он мог и ничего не говорить – мы всё равно старались, как могли, но услышать слова поддержки в такое тяжелое время – это много значило.

Часто он приносил что-нибудь в подарок – тыкву или картофелину, которые вырастил сам – и это была тогда не мелочь, учитывая нормы распределения хлеба. Рабочему в военное время полагалось 800 грамм в сутки, детям – 400 грамм, а иждивенцам – 200.  Многим он помог, но если случалась какая-нибудь беда – тут уж старались поддержать всем коллективом, помочь,  - кто чем мог.

Да, было тяжело, но мне было бы ещё тяжелее, если бы не наша тётка – мамина сестра, которая помогала мне и моему младшему брату с картошкой. Два раза в месяц мы ходили к ней в деревню, за много километров, через лес.  Было очень страшно, опасались диких зверей, но нам, слава Богу, повезло.

Когда война закончилась, мы, как и обещал наш мастер, отпраздновали  победу. Наварили картошки в мундире, у кого-то был хлеб, немного спирта – тем и отметили. Да это и не важно, что у нас было тогда на столе! Радость от того, что у нас всё получилось, что мы выстояли и впереди – лучшая жизнь, была лучше всяких застолий!»

Любовь живет в Узбекистане

Дальше началась мирная жизнь. Анна Михайловна много могла рассказать о послевоенном времени, впрочем, здесь история обычного советского человека, который всегда стремился к чему-то большему, не был зациклен только на материальных благах. Началось восстановление страны, эвакуированные возвращались в свои разрушенные города, кто-то из них остался на новом месте. Уехал в родной Серпухов и мастер их цеха, которого  провожали всем заводом.

В стране за короткий срок вновь расцвели города, постепенно жизнь стала налаживаться. Примечательно, что всего через два года после окончания войны были отменены продовольственные карточки – магазины наполнились товарами. Может, не столь разнообразен был ассортимент, но качество натуральных продуктов всегда было на высшем уровне.

Устроила свою судьбу и Анна. Красивая и бойкая девчонка приглянулась парню, который после войны перебрался в Ташкент. Долгое время между ними была переписка, и, наконец, Анна решилась. В 1949 году, она отправилась в солнечный Узбекистан. Там и создали они семью – дружную и крепкую. И снова стала она работать медсестрой в воинской части 62270, где её супруг работал стропальщиком.

Последующие годы Анна Михайловна вспоминает с теплой печалью – это была её молодость, со своими трудностями, заботами и успехами. Ташкент стал её второй родиной – в нём она и прожила большую часть своей жизни. С особой теплотой Анна Михайловна отзывается о местном населении советского периода: «Люди были дружные, к кому ни обратишься за помощью – никогда не откажут, подскажут и помогут. На то, какой ты национальности, не обращали внимания. Языковых барьеров не существовало -   говорили как на русском, так и на узбекском языке. А иногда даже  смешивали слова - получалось очень весело.

Не могу понять, какая кошка пробежала между нами в середине 80-х. Народ стал раздражителен, всё чаще стал проявляться и национализм, постепенно появились и религиозные разногласия, жизнь стала сложнее – хуже, чем в годы войны. Тогда было ясно – кто враг, а кто друг, а в 90-е – каждый стал за себя».

В 2010 году Анна Михайловна принимает решение перебраться на Родину – в Россию. История скитаний и мытарств этой труженицы тыла, отдавшей лучшие годы своей стране, и вынужденной скитаться по чужим углам, доказывая право на Российское гражданство – отдельная тема.

Но мир держится на добрых людях, и судьба этой героической женщины сложилась удачно. Сейчас ей уже идёт 95-й год, есть всё, что нужно человеку – крыша над головой, друзья, надлежащий уход. Анна Михайловна вполне довольна своим нынешним положением – много ли надо человеку её лет?

Но иногда, нет – нет, да и вспомнит она свою молодость, свою жизнь, вспомнит историю из  давно прошедшего  времени героев, без подвига которых не было бы нам места на Земле.

Вадим МАЛЬЦЕВ.

память

Гранаты для Победы

Всё дальше от нас век двадцатый. С каждым годом всё меньше остаётся тех, благодаря подвигу которых наша страна была и остается крупнейшей мировой державой.

Ветераны. С оружием в руках они завоёвывали Победу, отстаивая право нашего народа на существование, его светлые мечты и благородные идеи. Но ни одна даже самая маленькая победа наших воинов не обошлась без помощи тех, кто работал в глубоком тылу, своим трудом приближал день, когда Знамя победы будет водружено над поверженным Рейхстагом.

Никто из них ещё не знал, что им придётся совершить подвиг, да и кто может предугадать своё будущее? Обычное предвоенное мирное время, когда многие из будущих героев занимались обычными делами - сидели за школьными партами, строили планы на будущую жизнь.

Именно такой была простая девчонка Аня – Анна Михайловна Шашкова. Она родилась на Алтае, в селе Новочумровка, в далёком 1923 году. Сейчас ей уже 94 года, и судьба распорядилась так, что она стала обитательницей Тарусского дома-интерната. Позади у неё – долгая жизнь, полная трудностей, поучительная история для молодых и маленькая частичка правды о тех героических годах.

«Вторая» мама

Предвоенные воспоминания Анны Михайловны не являются чем-то необычным. В большой семье, где было девять детей, она была вторым ребёнком. Необходимо было помогать  маме - растить братьев и сестёр, и  поэтому ей пришлось оставить школу после пятого класса став «второй мамой» в семье. Когда ей было восемь лет, семья перебралась в город Бийск, где они прожили до 1949 года. Именно с этим городом связан её подвиг как труженика тыла, но это будет позже, а пока – необходимо было жить, обустраиваться на новом месте.

Отец работал вулканизатором и трактористом, мама сидела с детьми, а сама Аня, как одна из самых старших в семье, помогала, как могла. По воспоминаниям Анны Михайловны, – несмотря на трудности, связанные с неурожаем в начале тридцатых, жили дружно. Жизнь была спокойной, только приходилось много трудиться: ходили на поле, собирали картошку, чтобы поддержать семьи. Так Анна с самого детства познала, что такое труд, научилась преодолевать трудности, бороться, добиваться своего счастья.

Работать она пошла в шестнадцать лет – комплектовщицей деталей тракторов, а позднее устроилась санитаркой в военный госпиталь при воинской части №310,  чтобы приблизиться к своей мечте – закончить обучение в школе  и пойти учиться на врача.

«Мы знали, что победим!»

Но этим её планам, как и мечтам миллионов советских людей не суждено было сбыться - началась война. Анна Михайловна вспоминает: «Я работала медсестрой в воинской части. И тут нас вызвали, сообщили страшную новость. Конечно, мы впали в какое-то оцепенение, немного не поняли. Мы и не предполагали тогда, через какие испытания придётся пройти нашей стране и всем нам, но уже твёрдо знали – мы всё равно победим!

Я – тогда ещё совсем молодая девушка, и такие же мои подруги стали готовиться к отправке на фронт. Мы собирались стать медсёстрами и знали, что свою пользу мы обязательно принесём. Конечно, было страшно, но было что-то большее чем страх – и мы это чувствовали.  Но в самый последний момент было принято решение оставить нас в тылу – в город Бийск эвакуировался завод №479 из Серпухова. Нам сказали: «Будет к нам эвакуирован завод. Вы нужны больше здесь».

Завод предназначался для изготовления гранат, и мы поняли, что наша линия фронта проходит теперь на новом предприятии, возведённом за очень короткий срок. Мы понимали, что каждая граната, которая проходила через наши руки – это ещё один маленький шажок к победе, и старались – как могли, в полную силу, с полной отдачей.

Меня направили в цех №35, в ОТК – проверять качество готовой продукции. Было очень страшно в самом начале – вдруг с гранатой что-нибудь произойдёт, но очень скоро я привыкла к новой работе».

С ночевкой у станка

Тем, кто смотрел отечественный сериал «Вечный зов», эта история может показаться чем-то похожей на сюжет, отображённый в фильме. Действительно -  место развития событий – Алтайский край, немного совпадают и в фильме, и в судьбе Анны Михайловны. Но не стоит этому удивляться – в те годы вся страна, как единая семья, работала в направлении только одной цели – победить. Люди работали с удвоенной энергией, с энтузиазмом и верой в торжество справедливости, которые и помогли им творить чудеса. Предприятия восстанавливали не по принуждению, и не за какую-то мзду, а добровольно,  ради великой цели.

Оставались ночевать возле станков – чтобы не пропустить ни минуты, чтобы выпустить один лишний снаряд, гранату. Люди знали: защищают своё, народное.

Одной из таких оказалась Анна Михайловна. В ОТК от её работы зависело многое – не могло,  и не должно было быть брака при изготовлении гранат! Каждое изделие – это спасённая жизнь советского солдата, это ещё один уничтоженный оккупант или подорванный фашистский танк.

Героизм и самоотверженность тружеников тыла нисколько не отличаются от героизма солдат, добывавших победу на передовой.  Рабочих рук не хватало, и место взрослых занимали дети, работая ничуть не хуже чем взрослые  - по 12-16 часов в сутки.

Как вспоминает Анна Михайловна: «На нашем заводе токарями работали 12-летние мальчишки. Многие из них были слишком малы, чтобы встать у станка, таким ставили ящик, с которого они учились работать, и очень часто даже шустрее некоторых взрослых. Помню одного из ребят – мы его звали «Сашка-маленький». Залезет, бывало, на свой ящик и говорит: «Ничего, ребятишки, скоро войне будет конец – вот тогда и отпразднуем этот день!» -  молодёжь очень гордилась, что им  удалось встать в один ряд со старшими».

«Поднажмите, девки!»

Как же смогли люди в то время устоять морально? «Конечно, было трудно, - комментирует Анна Михайловна. - Иногда на некоторых предприятиях происходили диверсии – диверсантов ловили, и участь их была незавидна, но наше производство подобное миновало. За всю войну на нашем заводе не произошло ни одной диверсии или, как сейчас говорят – теракта. Была ли строгость? Нет, никто нас не прижимал, никого не судили, и никуда не отсылали. Не было ничего навязываемого и никого ни к чему не принуждали. Например, такой случай – был у нас мастер с фамилией Холодов (возможно, что фамилия немного иная). Он был коммунист и активист, и на его ответственности был не один десяток рабочих. Сам он был из Серпухова – эвакуировался вместе с заводом. Он добился того, что наш цех вёл себя как одна семья - решали проблемы сообща. Самое главное в такое время было – доброе слово, и очень часто он соберёт нас, скажет что-нибудь душевное, да и добавит: «Поднажмите, девки, скоро всё закончится, вот тогда и заживём!» И мы поднажимали! Но он мог и ничего не говорить – мы всё равно старались, как могли, но услышать слова поддержки в такое тяжелое время – это много значило.

Часто он приносил что-нибудь в подарок – тыкву или картофелину, которые вырастил сам – и это была тогда не мелочь, учитывая нормы распределения хлеба. Рабочему в военное время полагалось 800 грамм в сутки, детям – 400 грамм, а иждивенцам – 200.  Многим он помог, но если случалась какая-нибудь беда – тут уж старались поддержать всем коллективом, помочь,  - кто чем мог.

Да, было тяжело, но мне было бы ещё тяжелее, если бы не наша тётка – мамина сестра, которая помогала мне и моему младшему брату с картошкой. Два раза в месяц мы ходили к ней в деревню, за много километров, через лес.  Было очень страшно, опасались диких зверей, но нам, слава Богу, повезло.

Когда война закончилась, мы, как и обещал наш мастер, отпраздновали  победу. Наварили картошки в мундире, у кого-то был хлеб, немного спирта – тем и отметили. Да это и не важно, что у нас было тогда на столе! Радость от того, что у нас всё получилось, что мы выстояли и впереди – лучшая жизнь, была лучше всяких застолий!»

Любовь живет в Узбекистане

Дальше началась мирная жизнь. Анна Михайловна много могла рассказать о послевоенном времени, впрочем, здесь история обычного советского человека, который всегда стремился к чему-то большему, не был зациклен только на материальных благах. Началось восстановление страны, эвакуированные возвращались в свои разрушенные города, кто-то из них остался на новом месте. Уехал в родной Серпухов и мастер их цеха, которого  провожали всем заводом.

В стране за короткий срок вновь расцвели города, постепенно жизнь стала налаживаться. Примечательно, что всего через два года после окончания войны были отменены продовольственные карточки – магазины наполнились товарами. Может, не столь разнообразен был ассортимент, но качество натуральных продуктов всегда было на высшем уровне.

Устроила свою судьбу и Анна. Красивая и бойкая девчонка приглянулась парню, который после войны перебрался в Ташкент. Долгое время между ними была переписка, и, наконец, Анна решилась. В 1949 году, она отправилась в солнечный Узбекистан. Там и создали они семью – дружную и крепкую. И снова стала она работать медсестрой в воинской части 62270, где её супруг работал стропальщиком.

Последующие годы Анна Михайловна вспоминает с теплой печалью – это была её молодость, со своими трудностями, заботами и успехами. Ташкент стал её второй родиной – в нём она и прожила большую часть своей жизни. С особой теплотой Анна Михайловна отзывается о местном населении советского периода: «Люди были дружные, к кому ни обратишься за помощью – никогда не откажут, подскажут и помогут. На то, какой ты национальности, не обращали внимания. Языковых барьеров не существовало -   говорили как на русском, так и на узбекском языке. А иногда даже  смешивали слова - получалось очень весело.

Не могу понять, какая кошка пробежала между нами в середине 80-х. Народ стал раздражителен, всё чаще стал проявляться и национализм, постепенно появились и религиозные разногласия, жизнь стала сложнее – хуже, чем в годы войны. Тогда было ясно – кто враг, а кто друг, а в 90-е – каждый стал за себя».

В 2010 году Анна Михайловна принимает решение перебраться на Родину – в Россию. История скитаний и мытарств этой труженицы тыла, отдавшей лучшие годы своей стране, и вынужденной скитаться по чужим углам, доказывая право на Российское гражданство – отдельная тема.

Но мир держится на добрых людях, и судьба этой героической женщины сложилась удачно. Сейчас ей уже идёт 95-й год, есть всё, что нужно человеку – крыша над головой, друзья, надлежащий уход. Анна Михайловна вполне довольна своим нынешним положением – много ли надо человеку её лет?

Но иногда, нет – нет, да и вспомнит она свою молодость, свою жизнь, вспомнит историю из  давно прошедшего  времени героев, без подвига которых не было бы нам места на Земле.

Вадим МАЛЬЦЕВ.

Обновлено 19.01.2018 11:21  

Яндекс.Метрика