Газета "Октябрь"

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
2018 год
24
июня
воскресенье

Общественно-политическая газета Тарусского района Калужской области. Газета основана в сентябре 1930 года.



Память

E-mail Печать PDF

Сержант Токунов

К сожалению, о многих наших земляках - уникальных людях,  мы не знаем. Хорошо, что наша профессия дает возможность разыскивать и рассказывать о них. Здорово, что находятся те, кому небезразлична история жизни неизвестных героев.

В нашу газету обратилась Татьяна Евтеева - с просьбой написать очерк об обычном на первый взгляд солдате, вписавшем свой подвиг в летопись Великой Отечественной войны.

С первых минут немного сумбурного (от волнения ветерана) разговора становится ясно, что Николай Николаевич Токунов – личность незаурядная, вызывающая восхищение.

Волковское для  него стало родным лишь два года назад. Уроженец Брянской области, сейчас он живет здесь со своей дочерью. Будучи инвалидом второй группы, он  скорее живет воспоминаниями, нежели буднями села, хотя своей неординарностью поразил многих жителей.

В его кратком монологе звучат сухие факты: 3 года войны, 2 фронта, бесчисленные госпитали, разные войска и ответственные боевые задания.

Воронеж – Украина – Румыния - Венгрия  - таков воинский путь сержанта Токунова. Освобождение Донбасса четко врезалось в память Николая Николаевича. Он принял участие в военных операциях в составе двух фронтов, хотя точно запомнил только третий украинский фронт под командованием Федора Ивановича Толбухина.

Артиллерист, пехотинец, минометчик, разведчик – приобретенные во время войны навыки с честью доказаны на боевом посту. Николай Николаевич – обладатель 12-ти наград, среди которых - Орден и Медаль за отвагу.

Богатство Николая Николаевича не только в памяти о подвиге великого народа. Скоро 94 года исполнится ветерану, а он до сих пор со слезами на глазах вспоминает самые волнительные моменты солдатской жизни. Шрамы войны остались не только в душе, но и на теле. Столько наркозов перенес Николай Николаевич в ходе операций по извлечению осколков. И нет, пожалуй, такого места на его теле, где не оставила бы свой след война. Осколок в бедре до сих пор остается страшным воспоминанием о тех годах. А сам Николай Николаевич заявляет: «Понесу память с собой навсегда».

У ветерана 5 детей: 3 дочки и 2 сына, 10 внуков и 10 правнуков. Сынам еще в детстве он отдал свои награды на игрушки, но нисколько не жалеет об этом. Главное ведь не то, что украшает грудь, важен подвиг. А о нем он рассказал своим детям, поэтому дочь Тамара Николаевна деликатно корректирует монолог отца некоторыми деталями.

Но все же, наиболее яркие эпизоды Николай Николаевич помнит до мелочей. И самое интересное – в его жизни всегда загадочным образом переплетались география и хронология событий.

Будучи мальчишкой–третьеклассником, Николай с семьей перебрался с Брянщины в Мелитополь. В родных местах было тяжело, да и здесь всякое случалось. Судьбоносную роль сыграла река из детства со сказочным названием Молочная. Помнит Николай Николаевич, как пацаном ловил в ней раков и знал до мельчайших подробностей ее глубинные характеристики. Уже во время войны он вернется к этой реке. Конечно же, не специально, а вот детские знания пригодятся как нельзя кстати. Тогда он смог провести сослуживцев бродом. И хоть волновался, что подзабыл местность, но провел! И сейчас припоминает, что даже получил награду - за боевые заслуги.

Главной наградой для Николая Николаевича были спасенные жизни. Так случилось и при форсировании Днепра. Он тогда командовал отделением (10-12 человек). Держали они оборону тогда в валенках – по сезону. Но вот наступил март, а вместе с ним - дождь, слякоть и грязь. Их путь лежал через целину, а чернозем так и прилипал к валенкам, затрудняя движения. Командир Токунов принимает решение - разуть всех и двигаться дальше босиком. Боялся ли он исхода? Да, но не видел другого выхода. Сейчас говорит об этом с особым волнением - смог вывести своих ребят! А ведь остальные погибли: многих перебило на той целине.

И хоть пришлось потом искать солдатам обувь по деревням, квартирам да сараям, главное - уцелели все. И снова Николаю Николаевичу объявили благодарность и представили его к медали.

Помнит Токунов, как при форсировании Днепра горели сапоги под ногами. Тогда, ожидая подкрепления, для создания обороны от немцев использовали жидкий термит. Становилась огненной земля, прожигались сапоги. И такие испытания пришлось перенести Николаю Николаевичу.

Сержант Токунов отличался неординарностью мышления, и, помимо храброго сердца имел еще особую сноровку. Когда был снайпером, смекалка помогла сохранять жизнь.

Снайперское дело - целая наука. Нужно было не просто взять в руки винтовку, надо было пристрелиться, подготовить траншею: в земле пробивается дырка и делаются амбразуры. Не одну, а много, чтоб потом менять местоположения.

А как не стать мишенью для немцев? Токунов и тут придумал свою маскировку: всю голову обмотал белым бинтом, чтоб слиться со снежным покровом. Так и уцелел от немецких пуль.

Он остался в живых, даже побывав в немецких траншеях. В разведке был и заблудился. Немудрено – темень такая! Пришлось притвориться мертвым, а затем выбраться и отправиться к своим. Да, и там курьез вышел: немец оказался в нашей траншее! Отпустил его Николай Николаевич. «Я же ушел. Пусть и он расскажет, что побывал в наших траншеях», - заявил тогда Токунов.

Лично для меня рассказ об освобождении Донбасса и моей родной Макеевки стал откровением. Впрочем, для самого Николая Николаевича донецкий край тоже имеет особое значение. В 1936 году там погиб его отец, который работал там на шахте. Прищемило его породой – так и похоронили в Горловке. И хоть оставил отец маму одну с маленьким сыном уже давно, с волнением говорит о нем Николай Николаевич.

Он часто вспоминает чужих людей, которые волей случая выручали его, давали кусок хлеба и одежду. Не помнит многих имен, но помнит образы этих  людей. Один из таких ярких образов - женщина с пятью детьми. Станция Пришиб в 22 км от Мелитополя, госпиталь, ранение в правую руку и бок – четкие координаты тех событий. Он просил у старшины простыни и отдавал той женщине, чтобы могла пошить ребятенку штанишки и себе юбку. Слова «пододел деток» из уст Николая Николаевича звучат настолько человечно, что не перестаешь удивляться его человеколюбию. Сам-то с ранениями, а думал о других.

Еще не раз судьба сведет его с этой женщиной. И во второй раз, когда будет лежать в другом госпитале с ранением в ногу. И потом он напишет ей письмо со словами: «Лежу я третий раз…»

Одно имя он точно запомнил навсегда. «Кровь дала Щербакова Е. В.» - вписано в его память - о страшном ранении, которое едва не стоило ему жизни. Ранило сильно, образовалась большая кровопотеря. Помнит, что остался тогда окровавленным в блиндаже, и что от дороги его отделяло три метра. Не знает, как подобрали и кто это сделал, как попал на дорогу. Но выжил!

Выжил вопреки ранениям и контузии. Сейчас уверяет Николай Николаевич, что дожил до этих лет только благодаря кавказским курортам. А так его прогноз о пятидесятилетнем жизненном рубеже точно оправдался бы!

И жалеет он только об одном - что в войну не дошел до Германии, а закончил солдатский путь в Будапеште. Город, который принес ему медаль «За город Будапешт», и обрекший его на окончание его войны против немцев страшным ранением.

Сейчас он часто размышляет, как бы воевал в Германии. Говорит о том, что повидал немало страшных картин войны. «Я видел, как издевались, видел крематории, видел, как жгли людей и закапывали почти живых евреев, как казнили и малых, и старых», - со слезами на глазах описывает ветеран образы войны. А на вопрос, поставленный самому себе «Чтобы я делал?» тут же отвечает: «Сын за батька не должен отвечать, а батько за сына».

Великое чувство справедливости присуще этому человеку, чувство ответственности перед боевыми товарищами, чувство дружеского локтя в любой ситуации. Особенно, когда с напарником нужно выбраться из-под огня противника. Перебежками, поочередно прикрывая друг друга, удавалось сохранять не только свою жизнь, но и жизнь друга.

Этому его не учили! Храбрость, смекалка, сноровка, отвага - это у него в крови. Ему не удалось получить специальность столяра в ФЗО в Красове - в свои 17 лет совсем другую науку познал юный Николай Токунов. В городе Ирбит Свердловской области он прошел свои первые военные университеты. Там учили ездить на лыжах на соломе – некогда было ждать снежного покрова. Три месяца обучения, присвоение звание сержанта, а 23 августа 1942 года – точка отсчета военного пути.

Рассказывая об испытаниях военных лет, он вспоминает холод и голод. Может, поэтому экспрессивная метафора «Целый камаз сырой капусты съел» подытоживает тот пуд горькой соли жизненного пути ветерана.

Он и сейчас помнит голос генерала на учениях, когда в лесах Воронежа молодые бойцы с ПТР занимали оборонные позиции. На вопрос «Как вы будете командовать?» Николай ответил четко и уверенно: «Отделение, слушай мою команду: занять оборону с тыла!».

Но при боевых действиях, как утверждает Николай Николаевич - «Не слушал я генералов!» На свой страх и риск действовал, иногда выдумывая, проявлял военную сноровку. Не жалел себя, воевал отчаянно, рискуя жизнью, теряя здоровья и жизненные силы.

Может, запорожская земля, где прошло детство Николая Николаевича, наградила его необычной силой казаков-характерников. А может, энергия и мощь, заключенная даже в фамилии Токунов, давала силы жить. Просто человек такой – не ради себя живущий! Сумевший оставить след своим великим подвигом.

Фактически война для него была окончена в марте 1945, когда он вернулся с нее инвалидом II группы, а на самом деле до сих пор живет в нем. Говорит осколками и воспоминаниями, продолжает жить в рассказах детей, не оставляет равнодушными  жителей Волковского.

И пусть главной наградой отмеченного вечной болью войны Николая Николаевича станет долголетие и здоровье, а его воспоминания обретут вечность в человеческой памяти потомков. Пусть сержант Токунов обретет почет и славу на тарусской земле, как герой, выковавший победу и подаривший нам мирное небо.

Людмила УДОВИЧЕНКО.

 

 

 

 

Яндекс.Метрика